Елена Феоктистова: «Индекс РСПП формируется на основании топ-100 рейтинга устойчивого развития RAEX»
25 мая 2021 00:00
© Коммерсантъ

По итогам первого квартала 2021 года объем ESG-фондов вырос на 19% и достиг $2 трлн. В апреле Комиссия США по ценным бумагам и биржам начала масштабную проверку таких фондов на предмет введения инвесторов в заблуждение. Регулятор предполагает, что они выдают вложения в «грязные» индустрии за инвестиции в устойчивые активы. Новость пришла через несколько недель после того, как бывший глава ESG-фондов и операций инвестиционного конгломерата BlackRock Тарик Фанси внезапно назвал большинство ESG-фондов «одурачиванием публики». И в России биржевые фонды, которые сейчас именуются «зелеными» и «устойчивыми», на самом деле такими назвать трудно.

Под благовидным предлогом

«Финансовая индустрия дурачит американскую публику, заявляя о своей приверженности устойчивым практикам,— писал Тарик Фанси в USA Today.— Если по сути, то Уолл-стрит занимается гринвошингом, отвлекая людей от решения реальных проблем. Я хорошо знаю, о чем говорю: я был в самом сердце этой системы». ESG-повестка для инвестиционного монстра типа BlackRock, по словам Тарика Фанси, не более чем маркетинг и средство пиара их продукции. Самая частая история на американском рынке — простое переименование обычного фонда в «зеленый» без изменения его структуры. Единственное действенное средство против такого подлога — жесткий госнадзор, полагает господин Фанси.

В ЕС эта проблема стояла не менее остро, но 10 марта начали действовать новые правила отчетности в области устойчивых финансов (EU SFDR), по которым все, кто называет свои финансовые продукты устойчивыми, должны предоставлять дополнительную отчетность по четким критериям. Причем до 2025 года объем подтверждающих документов будет ежегодно нарастать. Такие правила среди крупных рынков пока есть только на территории ЕС: в США, Японии, Китае до сих пор нет единой системы отчетности, а значит, называть «зеленым» и «устойчивым» можно все, что угодно. Это же касается и России, где этот рынок только зарождается.

А проблема будет становиться все актуальнее. В росте числа ESG-фондов в ближайшие годы сомнений нет: согласно мартовскому докладу партнерской организации ООН в области устойчивого финансирования Principles for Responsible Investing, до 2030 года большинство стран мира примут те или иные формы торговли углеродными единицами (права на выбросы СО2). Это сделает углеродоемкие производства нерентабельными, заставит их выйти на рынок за средствами на техническое переоснащение и повлечет за собой вал выпусков финансовых инструментов, претендующих на ESG-статус в борьбе за деньги инвесторов. Рейтинговое агентство S&P ожидает, что в 2021 году объем рынка устойчивого финансирования превысит $700 млрд. Часть этого роста придется на Россию, где по итогам 2020 года «Эксперт РА» оценивал его в 126 млрд руб. ($1,7 млрд) с перспективой роста до 200 млрд руб. ($2,6 млрд) к концу года.

Время регуляторов

Пока рынок устойчивых финансов в стране только зарождается, есть шанс сделать выводы из практики США и ЕС, попытавшись заложить в создаваемую систему механизмы защиты от недобросовестных практик введения инвесторов в заблуждение. Руководитель экспертно-аналитической платформы INFRAGREEN, член экспертного совета нацпроекта «Экология» Светлана Бик полагает, что действенное средство — «создание жесткого регуляторного и аудиторского каркаса для отрасли». Во-первых, убеждена она, нужно принять закон об обязательной аудированной нефинансовой отчетности публичных компаний. «Это даст возможность не только регулятору, но и экспертным и аналитическим структурам, включая деловые СМИ, с цифрами и фактами в руках сопоставлять заявления и реальность»,— считает эксперт. Во-вторых, регуляторам надо поддерживать развитие иных инструментов ответственного финансирования, ставка по которым привязана не к целям инвестирования, а к результатам этого инвестирования, замеряемым по ходу дела (промежуточные KPI). В-третьих, инвесторы должны знать тех, кто публично берет на себя обязательства и регулярно отчитывается. «Тут ключевая роль у СМИ»,— считает госпожа Бик. В-четвертых, верификаторы «зеленых» финансовых инструментов и составители ESG-рейтингов должны отвечать за свои заключения.

Схожей точки зрения придерживается руководитель Climate Bond Initiative и автор одной из наиболее популярных одноименных международных таксономий Шон Кидни. «Противоядием от "отравления" рынка устойчивого финансирования нечестными практиками, о которых говорит Тарик Фанси, могут быть только четкие правила в рамках таксономий и строгий надзор со стороны регуляторов,— заявил он "Ъ-Регенерации".— В принципе наличие надзора — именно то, что делает ситуацию в ЕС лучше ситуации в США в этой области».

От «быть» до «казаться»

Российская система «зеленого» финансирования, которую разрабатывают ВЭБ.РФ и Минэкономики, будет в плане контроля и стандартизации критериев ближе к европейской, рассказал первый зампред ВЭБ.РФ Алексей Мирошниченко. «В том числе для того, чтобы была единая система координат и не было серой зоны, выгодной для гринвошинга, правительство поручило нам разработать национальную систему,— заметил он в беседе с "Ъ-Регенерацией".— Она предполагает конкретные количественные и качественные критерии "зелености" того или иного проекта, регулярную отчетность и отзыв статуса в случае нарушения правил». Алексей Мирошниченко также уточнил, что дополнительной «линией обороны» против гринвошинга в России будет существование двух таксономий — «зеленой» и «переходной». Вторая, по его словам, будет регламентировать проекты, которые явно не являются «зелеными», но «вносят существенный вклад в снижение выбросов». «С одной стороны, мы считаем важным поощрить традиционные для российской экономики компании, которые приняли решение изменить свои технологии и снизить выбросы,— добавил зампред ВЭБа.— С другой — конкретное перечисление переходных производств уже не даст записать их в "зеленые", что, судя по всему, часто происходит в США».

В России ситуация с качеством устойчивых финансовых инструментов пока не находится в центре повестки по причине их малого числа. Если говорить об индивидуальных выпусках бумаг, на Мосбирже в секторе устойчивого развития на начало мая значится 15 выпусков на 28,7 млрд руб. Представители Московской биржи заверили «Ъ-Регенерацию», что инвесторы надежно защищены. «Российское регулирование и стандарты эмиссии имеют более высокие требования для получения "зеленого" или социального статуса выпуска облигаций, чем за рубежом,— сообщили в пресс-службе биржи.— Сейчас такой статус получает не эмитент, а проект, под который выпускается облигация, это позволяет снизить возможности для гринвошинга. С целью контроля биржа на регулярной основе запрашивает специальные отчеты у эмитентов. Кроме того, по условиям договоров с верификаторами эмитенты ежегодно должны подтверждать свой "зеленый" или социальный статус».

Если говорить именно о фондах, то на Мосбирже есть лишь три предложения, претендующих на ESG-статус: близкие по сути продукты от «Сбера» (БПИФ «Сбер — Ответственные инвестиции») и «РСХБ Управление активами» («РСХБ — Индекс Мосбиржи — РСПП "Вектор устойчивого развития", полной доходности брутто (РСХБ "Управление активами")»). Оба они копируют динамику индекса Мосбиржи — РСПП «Вектор устойчивого развития», который рассчитывается с апреля 2019 года. В состав этого индекса входят эмитенты, которые редко ассоциируются с передовыми устойчивыми практиками: это преимущественно нефтегазовые, добывающие и телекоммуникационные компании.

Помимо них есть запущенный в конце апреля БПИФ «РСХБ — Российские корпоративные еврооблигации, вектор И.Эс.Джи», рассчитываемый на основе собственного индекса РСХБ. Включенные в БПИФ эмитенты, как сказано в проспекте эмиссии, «раскрывают информацию по вопросам устойчивого развития и корпоративной социальной ответственности», то есть просто имеют современные нефинансовые отчеты.

Индекс РСПП, как выяснилось, включает не столько компании, уже имеющие какие-то успехи, сколько тех, кто тщательно прописал стратегию устойчивого развития. «Наш индекс формируется на основании топ-100 рейтинга устойчивого развития RAEX, который обновляется каждый год. Большое внимание уделяется глубине раскрытия эмитентами информации, все документы тщательно проверяются и нами, и аудиторами,— заявила "Ъ-Регенерации" управляющий директор Управления корпоративной ответственности, устойчивого развития и социального предпринимательства Елена Феоктистова.— По сути, включением компаний в индекс мы удостоверяем, что компания серьезно относится ко всем трем частям ESG (экологическим, социальным факторам и прозрачности корпоративного управления), имеет четкие цели и стратегии по их достижению».

В «Сбер Управление активами» (администрирует БПИФы «Сбера») «Ъ-Регенерации» напомнили, что БПИФ опирается на упомянутый выше индекс Мосбиржи — РСПП. «Необходимо принимать во внимание, что принципы ESG включают в себя не только экологические факторы, но и деятельность компаний в сфере социальной ответственности и улучшения корпоративного управления,— сообщил директор по инвестициям "Сбер Управление активами" Ренат Малин.— Индекс составлен на основании ежегодной оценки отчетности крупнейших российских компаний в области устойчивого развития и корпоративной социальной ответственности по анализу динамики результативности и целенаправленности деятельности компаний».

В РСХБ «Ъ-Регенерации» так и не ответили. Сертифицирован на соответствие стандартам ESG БПИФ РСХБ был российско-немецким рейтинговым агентством RAEX-Europe. Агентство присваивает ESG-рейтинги компаниям крупного российского бизнеса в диапазоне от ААА до ССС. По этой методологии 40% компаний из устойчивого индекса Мосбиржи получили ESG-рейтинг A, 44% компаний — рейтинг BBB. Остальные получили рейтинг ниже, но не ниже B. Ни одна компания не получила рейтинг AAA или AA, соответствующий передовым показателям в этой области. Общий рейтинг индекса составил BBB, то есть средний по мировым меркам.

«Компании, вошедшие в данный индекс, действительно по большей части принадлежат к углеродоемким и "тяжелым" отраслям, но получили от нас достаточно высокие оценки в соответствии с нашей методологией,— сообщили "Ъ-Регенерации" в RAEX-Europe.— Эти компании, согласно нашему подходу, в среднем лучше управляют своими ESG-рисками, чем другие компании в нашей выборке. Это отражено и в нашем ESG-рэнкинге. Кроме того, по нашему мнению, важность данного проекта заключается в том, что впервые на российском рынке проведена работа по оценке БПИФа (продукта РСХБ.— "Ъ-Регенерация") с позиции ESG путем присвоения ему ESG-рейтинга, то есть дан некий ориентир в условиях отсутствия каких-либо оценок».

Другими словами, те биржевые фонды, которые сейчас в России именуются «зелеными» и «устойчивыми», на самом деле такими назвать трудно. Попадание в эту категорию той или иной компании отражает не свершившийся факт соответствия деятельности конкретного бизнеса принципам ESG, а лишь существование у компании ESG-стратегии и стремления ей соответствовать. Более того, здесь упущен важный момент: фиксация и мониторинг целевого использования собранных средств. Во всем мире принято называть «зелеными» не облигации «зеленых» компаний, а бонды, выпущенные под конкретный проект, соответствующий принципам ESG. Таковы, к примеру, недавно выпущенные облигации правительства Москвы, сертифицированные Международной ассоциацией рынков капитала (ICMA). В проспекте эмиссии четко указано, что они будут направлены на развитие электротранспорта. Это в дальнейшем должно подтверждаться аудитом, а в случае нарушения такого условия ICMA должна отозвать рейтинг. В случае фондов «Сбера» и РСХБ речь идет о торговле акциями, а значит, отследить, куда пошли деньги, полученные компаниями в составе фондов в результате включения в «устойчивый индекс», невозможно.

Поделитесь