домой 26 мая 22:47

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Приходите судить

Объединение Верховного и Высшего арбитражного судов вступает в завершающую фазу. Когда начнет работать новый судебный орган, сохранится ли нынешняя система арбитражного судопроизводства и ее законодательная база - об этом и многом другом рассказал в интервью нашему корреспонденту советник президента по правовым вопросам Вениамин Яковлев.

Вениамин Федорович, когда откроет двери новый Верховный суд и что будет с судьями Высшего арбитражного суда?

Вениамин Яковлев: К 7 августа нынешние судьи Верховного и Высшего арбитражного судов утратят свои полномочия. Начнет действовать вновь образованный судебный орган, который сохранит название "Верховный суд РФ". К нему и перейдут функции Высшего арбитражного суда, которого как самостоятельной инстанции больше не будет.

Остается немногим более трех месяцев. Судя по всему, состав Верховного суда уже сформирован?

Вениамин Яковлев: Он в стадии формирования. Закончила работу экзаменационная комиссия, она принимала экзамены у юристов, которые не работают судьями, но изъявили желание стать ими. Экзамены сдали 13 человек с отличными и хорошими оценками, есть и удовлетворительные. От экзаменов освобождаются кандидаты и доктора наук, имеющие звание заслуженного юриста РФ. Специальная квалификационная комиссия до 18 апреля принимает заявления на конкурс по замещению должностей судей Верховного суда. После проведения конкурса и будет сформирован состав высшего судебного органа в порядке, установленном законом.

Какие коллегии в него войдут и где суд будет размещаться?

Вениамин Яковлев: В Верховном суде будут сформированы 4 коллегии: по гражданским, экономическим, административным и уголовным делам. Как известно, место работы суда определено - г. Санкт-Петербург. Но помещение там еще не готово, поэтому судьи останутся пока в Москве.

Наличие двух высших судов в стране давно вызывало нарекания. Получалось, что у нас два правосудия, когда по одному делу разными судами выносились противоположные решения. Почему об этом не подумали, когда создавали судебную систему, писали Конституцию?

Вениамин Яковлев: Уже тогда возникали вопросы, как разграничить полномочия и обеспечить единое толкование законов. В проекте Конституции было предложение: создать специальный орган - Высшее судебное присутствие, куда вошли бы по нескольку судей Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов. Но в процессе работы над проектом эта норма исчезла. Решили принимать по спорным вопросам постановления совместных Пленумов Верховного суда и ВАС. Данный механизм сначала неплохо работал, но постепенно эта практика сошла на нет.

И в борьбе двух судов победу одержал Верховный?

Вениамин Яковлев: Это не так. Происходит объединение двух высших судов - Верховного и Высшего арбитражного. Не присоединение одного к другому, а именно объединение. Ни тот, ни другой суд в прежнем виде не сохраняются. Создается новое образование, новый Верховный суд, заново назначаются судьи. Глава государства В.В. Путин неоднократно подчеркивал, что нет намерения объединять подсистемы судов общей юрисдикции и арбитражных судов внизу, необходимо произвести объединение лишь наверху.

Есть ли уверенность, что в результате такого объединения Гражданский, Налоговый и другие кодексы и федеральные законы в судах общей юрисдикции и арбитражных судах будут толковать и исполнять абсолютно одинаково?

Вениамин Яковлев: Есть такая надежда. Конечно, многое будет зависеть от того, как будет сформирован новый Верховный суд, кто станет председателем и его заместителями, возглавит коллегии, что произойдет в целом с системой правосудия. Еще древние говорили, что судья - это говорящий закон.

Правосудие должно вносить в нашу жизнь, в человеческие отношения определенность и ясность, а не разнобой. Право - это средство обеспечить устойчивость общества.

А кто возглавит новый суд?

Вениамин Яковлев: Боюсь, сегодня вам этого еще никто не скажет.

Почему бы полностью не объединить обе судебные системы, передав все дела судам общей юрисдикции? Меньше споров, в чьей подведомственности та или иная сфера, больше единства в судебной практике…

Вениамин Яковлев: В Чехии, например, так и сделали, ликвидировав государственный арбитраж в восьмидесятые годы. И что получилось? Экономические дела 3 года пылились на полках судов общей юрисдикции - не хватало ни судейских рук, ни специальных знаний. Во всем мире наряду с судами общей юрисдикции действуют специализированные суды. И считается, что чем их больше, тем более квалифицированное правосудие. Есть сферы и отношений и права, которые существенно отличаются сложностью законодательства и различием производственной деятельности, даже степенью опасности судебных ошибок. Корпоративное, вексельное, банковское, строительное, транспортное и другие специфические отрасли законодательства  требуют глубоких специальных познаний и не только в области права, но и в сфере данной деятельности. Арбитражные коммерческие суды объективно необходимы.

Может быть, в вас говорит человек, стоявший у истоков создания арбитражных судов и многие годы возглавлявший Высший арбитражный суд?

Вениамин Яковлев: В условиях плановой экономики суд был не очень нужен. Но в 1986-1988 годах, с выходом законов об индивидуальной трудовой деятельности, а затем о кооперации и последующей приватизацией появились частная собственность и свобода предпринимательства, встал вопрос: а кто будет разрешать эти споры? Госарбитраж не был судом, а суды общей юрисдикции не рассматривали коммерческие дела. Появился Высший арбитражный суд еще Советского Союза, с апреля 1992 г. - ВАС РФ.

Немалое число юристов считают, что система арбитражных судов более современна и продуктивна, лучше защищена от вмешательства чиновников, особенно коррумпированных - за счет экстерриториальности судебных инстанций. Вы разделяете такое мнение?

Вениамин Яковлев: Я бы не сравнивал, кто лучше, а кто хуже. У всех свои задачи. Арбитражные суды бесспорно продвинулись в сфере экономики и предпринимательства. Создана четырехзвенная система судопроизводства. Суды первой инстанции рассматривают дела на местах. В апелляционных судах, их в стране 20, обжалуются решения, не вступившие в законную силу. После вступления их в силу участник процесса, считающий, что его права были нарушены, может обратиться в кассацию, таких судов 10. Они рассматривают дела лишь по вопросам права, имелись нарушения или нет. А Высший арбитражный суд выполнял функции надзорной инстанции, следил за правильным, единообразным толкованием законов в судах. Действительно, границы судебных округов не совпадают с границами субъектов Федерации, поэтому возможности для "телефонного права" меньше.

От экзаменов освобождаются кандидаты и доктора наук, а также люди, имеющие звание заслуженного юриста РФ

Что будет с арбитражным процессуальным законодательством? Раздаются голоса, что нужно объединить Арбитражный процессуальный с ГПК. Как вы считаете, это разумно?

Вениамин Яковлев: Я не стал бы объединять процессуальные кодексы. С позиций качества правосудия, чем больше специализации, тем лучше. Коммерческие суды должны разрешать существующие в обществе глубокие проблемы и противоречия. Например, наши люди страдают от плохого качества продуктов, напитков, товаров, потому что в погоне за прибылью производители и торговцы не всегда считаются и с нормами, и с моралью. Я бы усилил участие в отправлении правосудия граждан. Думается, мы зря отказались от института народных заседателей. Арбитражные заседатели тоже тихо сошли со сцены, и тоже напрасно. Это ведь не "люди с улицы", а специалисты из той области, которая рассматривается в суде. В Германии, например, рядом с коммерческим судьей обязательно сидят наиболее подготовленные представители бизнеса, в процессах по защите интеллектуальной собственности участвуют патентные поверенные. И это работает.

Какие, на ваш взгляд, первоочередные задачи стоят перед новым Верховным судом?

Вениамин Яковлев: Самое важное - не растерять, сохранить накопленный опыт. Суды общей юрисдикции приобрели солидный багаж в уголовно-правовой сфере, арбитражные суды - в коммерческих отношениях. У нас смешанная экономика, имеется и государственная, и частная собственность, соответственно, публичное и частное право. В коллегии Высшего суда должны войти лучшие представители судейского сообщества, а также ведущие специалисты права, знающие практику судов разных уровней, в том числе и международных.

Rambler's Top100 Rambler's Top100