домой 26 сентября 05:55

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

20—30 бизнесменов не могут заменить финансовый институт

«20—30 бизнесменов не могут заменить финансовый институт»: глава РСПП Шохин рассказал об участии компаний в госпроектах

На полях ВЭФ-2018 RT взял эксклюзивное интервью у главы Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина. Он рассказал о работе над «меморандумом о взаимных обязательствах» — документом, согласно которому крупнейшие компании будут инвестировать в госпроекты. Эта инициатива появилась после того, как помощник президента России Андрей Белоусов предложил проработать вопрос об изъятии сверхдоходов у 14 российских металлургических, нефтехимических и химических предприятий на 500 млрд рублей.

— Александр Николаевич, вы ранее заявили, что к ноябрю правительство России и представители крупнейших компаний могут подписать меморандум о взаимных обязательствах при инвестировании в приоритетные проекты из повестки майского указа. Скажите, пожалуйста, на каком этапе он сейчас находится и можно ли уже обозначить эти проекты?

— Рабочая группа, которую мы (РСПП. — RT) создали вместе с правительством, сориентирована не на отбор проектов, а на создание правил игры по отбору этих проектов.

Мы считаем, что группа бизнесменов из 20—30 человек не может заменить финансовые, банковские или инвестиционные институты, которые должны просчитывать эти проекты.

Но мы можем выработать некие правила игры и подготовить этот меморандум о взаимопонимании или, может быть, даже меморандум о взаимных обязательствах.

— Можно ли сейчас обозначить какие-то основные пожелания бизнеса?

— Хочется создать двусторонние правила игры, чтобы не получилось так же, как в том старом анекдоте, когда бригада цыган согласилась покрасить корабль. Потом выяснилось, что они покрасили его только с одной стороны. А когда администрация порта возмутилась, мол, как же так, у нас же договор, работники ответили: «Смотрите, у нас договор, в котором написано: «Администрация порта — с одной стороны, а бригада цыган — с другой стороны. Вот мы со своей стороны обязательства выполнили». Поэтому, конечно, не хотелось бы, чтобы это были обязательства бизнеса, а правительство бы только указывало, куда инвестировать.

— Но ведь речь идёт о довольно большой сумме — около 500 млрд рублей. Наверняка крупный бизнес уже смог конкретизировать определённые условия, пожелания.

— Инвестиционные проекты компаний (даже те, которые сейчас показаны) — это не 500 с хвостиком миллиардов, о которых речь шла вначале, а 6 трлн рублей. Но эти проекты по целому ряду причин не реализуются. И они в большей степени не связаны с отсутствием финансовой поддержки со стороны государства.

Речь идёт о том, что некоторые разрешительные процедуры мешают начать реализовывать проект: где-то непонятно обеспечение инфраструктуры, где-то нет уверенности в том, что регуляторные и налоговые условия в период реализации проекта не ухудшатся. В этом смысле компании хотели бы иметь гарантии, что на период реализации проекта принципиального ухудшения не будет. Это то, что раньше называли в законодательстве дедушкиной оговоркой, но она относилась только к иностранным инвесторам.

Но мы считаем, что в этом плане российский инвестор не должен дискриминироваться. И эта дедушкина, или стабилизационная, оговорка на период инвестиционного проекта может простимулировать компании к вложениям.

— О какие стимулах может идти речь?

— Речь идёт о финансовой поддержке, например субсидировании процентной ставки. Но надо чётко проследить, чтобы эта поддержка не выделялась по принципу «кто первый встал в очередь, у того и господдержка». Важно выработать конкурентные условия для доступа к этим ресурсам.

— Вы сейчас озвучили сумму 6 триллионов рублей. Это уже определённый уровень или объём инвестиций может измениться? Существует ли лимит?

    — Я не исключаю, что эта цифра (6 трлн. — RT) может стать и 30 трлн рублей, но речь идёт о проектах, которые могут быть реализованы только при определённых условиях.

Что это за условия и как их обеспечить, это предмет диалога бизнеса и власти. Сам отбор проектов, оценка их финансовых и прочих составляющих (технологической, ценового аудита) — это в случае оказания господдержки уже работа специальных институтов. Например, речь может идти и о Внешэкономбанке, других институтах развития или частных инвестиционных банках.

При этом речь не идёт о выработке нового механизма господдержки. Дай бог воспользоваться теми, что есть. Но эффективность применения тех или иных преференций и льгот должна быть существенно повышена.

— Вы говорите о возврате к старой налоговой практике или РСПП вырабатывает новые предложения?

— В России сейчас для бизнеса предусмотрены сотни налоговых и других льгот, но большая часть из них не работает. РСПП уже многие годы говорит, что надо отменить большую часть льгот и оставить те, которыми может воспользоваться любой инвестор. Например, до 2002 года существовала такая льгота: при 35%-ном налоге на прибыль инвестируемая часть от прибыли на 50% освобождалась от налогов. В итоге для реально инвестирующих компаний налог на прибыль составлял 17 с небольшим процентов. Сейчас нужна такого типа льгота, которая не требует сложного администрирования и которой могут воспользоваться любые инвесторы. Поэтому мы с правительством, может быть, будем думать не только о проектах, но и об эффективных методах их реализации.

RT

Rambler's Top100 Rambler's Top100