В России всё медленно продвигается
27 Января 2020 13:21
Якобашвили Давид Михайлович
Член Бюро Правления РСПП, Председатель Комитета по корпоративной социальной ответственности и устойчивому развитию, Президент ООО «Орион Наследие»

Давид Якобашвили, один из самых известных российских предпринимателей и основателей компании «Вимм-билль-данн», покинул Россию прошлым летом. Тогда ФСБ провела обыски в его музее «Собрание», в котором представлены механические музыкальные инструменты, графика, живопись. В здании музея расположен кабинет бизнесмена. Против Якобашвили, состояние которого российский Forbes оценивает в $750 млн, возбудили дело по ст. 159 УК (мошенничество).

На бизнесмена пожаловался его партнер Борис Минахи: он обвинил его в краже средств Ейского портового элеватора в Краснодарском крае на Азовском море.

«Ведомостям» удалось поговорить с Якобашвили на полях Всемирного экономического форума в Давосе. Про уголовное дело против него бизнесмен говорить не хочет, но рассказал, чем занимается сейчас, находясь за пределами России.
Якобашвили отказался приезжать в Россию после обыска в его музее.

– Как обстоят дела с уголовным делом, в котором вы фигурируете?

- По этому поводу я не могу говорить. Мы договорились, что я ничего не говорю. А так все хорошо, все нормально.

– Каким бизнесом вы продолжаете заниматься, живя за пределами России?

– У нас недвижимость, занимаемся строительством в Монако. Есть компания Petrocas, которая занимается логистикой, транспортировкой, трейдингом нефтепродуктами – в розницу и оптом (СП с «Роснефтью», где Якобашвили принадлежит 51%. – «Ведомости»). Компания зарегистрирована на Кипре, мы обслуживаем всё Средиземное море, заходим и на север Европы: Германия, Египет, Греция, Турция, Италия, Грузия, Армения, доходим аж до Афганистана.

Потом, мы придумали добавку в нефтепродукты – дизель, мазут, бензин. Она вошла и в президентскую программу в России, но в России всё медленно продвигается. Эта добавка значительно снижает выбросы СО (оксид углерода), СН (углеводород) и NOx (оксиды азота) в окружающую среду. Это первое, а второе – она несет значительную экономию для пользователей – от 5 до 15%. Если старый мотор, то результат намного больше, новый – меньше.

Эта добавка уже используется по всей Грузии: она уже содержится в топливе на заправках, и это дает нам огромнейшее повышение продаж. Получая экономию в расходе топлива, люди начинают больше ездить, больше ездить – больше покупать; за счет этого клиентура увеличивается. Ну и, конечно, выбросы эта добавка сокращает. Внедряем ее в Конго, Руанде, планируем в Нигерии.

– Какой уже оборот у этого бизнеса?

– Сейчас не в обороте дело, сейчас идет внедрение на рынках. Конго – огромная страна, 95 млн населения, как Франция и Германия вместе взятые. И у них старые моторы, а также генераторы, которые вырабатывают электроэнергию (там это ее основной источник). Также Нигерия и дальше – Гана, Зимбабве.

– То есть пока бесприбыльно?

- Пока бесприбыльно. Каждая страна просит выпускать эту добавку на месте. Но это легко сделать.

– Из чего она состоит?

- Алкоголь. На основе алкоголя. По сравнению со всеми существующими сегодня добавками она в разы лучше. Все простое – самое лучшее.

– Это чуть ли не анекдот – залить водку в бензобак.

- (Смеется.) Ну, это не совсем водка, но на основе алкоголя.

– Как эта компания называется?

– Inoil. Потом, у нас инвестиции на рынке ценных бумаг – в разных странах. В разные технологии. Покупаем пакет 15–20–25%, чтобы иметь место в совете директоров, контролировать ситуацию, иметь право вето. Есть достаточно большие и известные компании [в которые мы инвестировали], например те, что занимаются медициной. Кроме того, продолжаем заниматься водой в России.

– Будут ли еще какие-то месторождения воды присоединяться к «Холдинг аква» (основной производитель минеральной воды «Ессентуки»; на 25% принадлежит государственному недропользователю «Кавминкурортресурсы» и на 75% – частной «Аква инвестиции», в которой 33,3% акций у сына Давида Якобашвили Михаила и столько же – у АФК «Система». – «Ведомости»)?

– Не исключено, а дальше надо смотреть. Конкретных планов нет. Но главное – это консолидация «Ессентуков», потому что рынок был очень фрагментированным и очень контрафактным. Сейчас уже получилась консолидация этого продукта, чтобы все было под одной крышей. Это важно и для страны, и для хорошего качества. Потому что, знаете, даже во времена «Вимм-билль-данна» такая вещь была: покупали тонну – не у нас, конечно, у наших коллег, – а разливали 25 т. А откуда вода? Вестимо откуда. (Смеется.) Просто бодяжничали.

– Но этим компания сама занимается?

- Если у нас есть хорошие советы, мы их даем.

– Может ли «Архыз» присоединиться?

- Ничего не исключено в этой жизни. Почему нет? Все зависит от синергии и экономической выгоды.

– А вам она видится?

- Не изучали. Подсчитаем – посмотрим. Мы еще иностранных инвесторов привлечем в «Холдинг аква» в качестве акционеров. Это интересно, потому что потом надо сделать IPO, а до того – разрастись; органически разрастись и за счет приобретений. Конечно, надо смотреть, мы все время смотрим. Раньше мы свои деньги вложили, теперь найдем деньги инвесторов. Их надо звать на рынок. И выходить на зарубежные рынки. Во Франции наша вода уже продается. Раньше контрафакт был, теперь его уже нет, наша вода продается. Вода – интересный бизнес, и еще хорошо, что «Ессентуки» рекламировать сильно не надо – в странах СНГ, в бывших странах Варшавского договора в какой-то мере.

– Кроме России еще водой где-то интересуетесь?

– Нет.

– Что-то конкретное по возвращению в Россию можете сказать?

– В Россию можно приехать, но мы в России ежедневно бизнесом не занимаемся, у нас только музей (музей «Собрание» Якобашвили открыл в Москве в 2018 г., в нем выставлены механические музыкальные инструменты, графика, живопись. – «Ведомости»). Музей хорошо развивается, но нужно много зарабатывать, чтобы его содержать. Он дорого обходится.

- Сколько вы тратите на музей?

– Много. Очень много. Страшно сказать. (Смеется.)

– Миллионы долларов?

– Миллионы, да. Потому что вы понимаете: такое здание, мы платим по полной программе за недвижимость, все налоги, все зарплаты. У нас там работает 340 человек, из их 160 – обслуживание самого музея. Там огромный запас произведений, около 20 000. Сейчас выставлено в лучшем случае 60%. Есть программа выставок по разным тематикам. Люди приходят – и молодежь, и старики, слушают мастер-классы. Это радостная вещь – такие хорошие письма оставляют.

Ведомости


Поделитесь